Об авторе
Публикации Гостевая книга Ссылки
    На главную   Контакты  
Публикации >>> Раздел 1. Психология >>> Сексуальная агрессия несовершеннолетних

Жмуров Д.В. "Сексуальная агрессия несовершеннолетних".

 

Сексуальная агрессия – это насильственные сексуальные действия, совершенные в отношении человека, не желающего подобного обращения, а также зоосадизм и сексуальная агрессия по отношению к животным.

Принято считать, что существует, по крайней мере, три качественных уровня определений сексуальной агрессии[1]: 1. Нормативный, устанавливающий какие формы поведения относятся к сексуальным преступлениям и деликтам; 2. Исследовательский, отражающий концептуальную и эмпирическую работу по изучению сексуальной агрессии; 3. Уровень обыденных рассуждений.

К разновидностям сексуального насилия традиционно относят: 

                       половые сношения с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему лицу 
	  	        (третьим лицам);

  поцелуи, петтинг, использование разнообразных принуждающих к половому контакту методов (физическое, вербальное давление)[2];

   нежелательное сексуальное внимание в виде домогательств, выслеживания, непристойных телефонных звонков (телефонная скатология) и сексуально окрашенное киберпреследование[3];

   непристойное нападение, которое охватывает широкий спектр форм поведения: от попытки прикосновения к ягодицам незнакомого человека до нападения сексуального характера без попытки совершения полового акта[4]. К непристойному нападению могут относиться фроттеризм, вуайеризм и непристойное обнажение (эксгибиционизм).

         инцест, сводничество, бигамия, грубая непристойность по отношению к ребенку[5].

В зависимости от правовой системы и особенностей законодательства страны указанные типы сексуального насилия подпадают под легальные либо исследовательские дефиниции. В соответствии с этим разграничением определяется наказуемость насильственного сексуального поведения. В каждой стране существует собственная практика подобных разграничений. Например, сводничество в России не относится к половым преступлениям, так как это сложилось в Англии и Уэльсе.  Бигамия и полигамия во многих арабских странах не считаются правонарушением. Тем не менее, сексуальная агрессия все же обладает рядом устойчивых признаков. К ним относят:

         нарушение общественных отношений, обеспечивающих право на половую свободу и неприкосновенность человека, нормальное половое развитие ребенка;

         использование принуждения (угрозы, сила, шантаж, обман, неотступность в демонстрации намерений, навязчивость);

         отсутствие согласия со стороны потерпевшего или невозможность осознания факта сексуальной агрессии в связи с малолетним  возрастом, болезнью или беспомощным состоянием.

В данной статье основное внимание будет уделено противоправным сексуальным действиям подростков. Стоит отметить, что вышеперечисленные разновидности сексуальной агрессии встречаются и в подростковой среде. О распространенности указанных явлений свидетельствует следующая статистика. Исследования 2002 года, проведенные организацией Community Information, Empowerment and Transparency (CIET Africa), установили, что 43% всех сексуальных преступлений в отношении детей в Африке совершаются подростками в возрасте до 18 лет[6]. По данным Национальной расчетной палаты по семейному насилию (Канада), около 25% всех сексуальных преступлений в стране совершаются подростками[7]. В Израиле эта цифра приближается к 15,5%, а в Японии данный показатель уменьшился с 33 % в 1972 г. до 18% в 1995 г.[8] В США по  данным единой сводки преступлений (Uniform Criminal Report, UCR) 20% изнасилований и около 50% зарегистрированных случаев сексуального приставания к детям совершается подростками[9]. В России среднее число изнасилований среди несовершеннолетних за последние 18 лет составило 21,5% (от общего количества изнасилований, см. ниже).

                           1987 1988 1989 1990 1991 1992 1993 1994 1995   Год
                                 32,6  33,9  31,7  30,0  25,4   23,7  22,5  22,4   20,8  Статистика изнасилований
                                1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004   Год
                                 20,1 16,0  15,1  14,2  16,3   16,6  15,8     --    15,2
  Статистика изнасилований
 

Таким образом, сравнительная статистика распространенности сексуальной агрессии говорит о том, что 15-25% всех половых преступлений совершаются подростками. Подтверждающие данные из лечебных учреждений свидетельствуют, что от 40 до 60% детей, пострадавших от сексуального насилия, говорят, что преступниками были подростки[10].

Опросы самих подростков в разных странах показывают приблизительно одну и ту же картину. Около 10-20% опрошенных считают сексуально-агрессивное поведение приемлемым и допустимым в определенных ситуациях.

Так, при опросе российских подростков каждый четвертый юноша в той или иной степени согласился с предложенным в опроснике мнением, что «нельзя осуждать парня, если он займется сексом с девушкой, с которой он долгое время встречался, даже против ее воли»[11]. Исследование австралийских подростков, проведенное Робертсом выявило, что каждый третий 14-летний юноша не видел ничего предосудительного в том, чтобы изнасиловать девушку, которая сама дала к этому повод. Порядка 10% считали изнасилование оправданным в случае, если «они уже долгое время встречались» или если «девушка была обкурена или пьяна»; 14% рассматривали девушку, о которой было известно, что она уже «делала это» с другими, в качестве вполне приемлемого объекта для изнасилования. А 23% считали возможным изнасиловать девушку, «вначале заявившую о своем согласии на половую связь, а затем поменявшую решение»[12]. Согласно другому опросу, проведенному в Литве, треть юношей полагает, что многие женщины «бессознательно» желают быть изнасилованными и поэтому создают подходящие для этого ситуации. Еще треть опрошенных считает, что у многих подростков нередко возникает подсознательное желание насиловать женщин[13].

Приведенные выше данные частично совпадают с результатами опросов виктимизации, согласно которым каждая четвертая девушка получила свой первый сексуальный опыт по принуждению, а каждая десятая подверглась изнасилованию[14]. По подсчетам западных исследователей, от 30 до 50% опрошенных девушек подросткового возраста признали, что пострадали от насилия со стороны своего близкого друга-юноши[15].

 Таким образом, удельный вес изнасилований, приходящихся на долю несовершеннолетних, сравнительно высок. Подростковое сексуальное насилие может приобретать как групповой, так и индивидуальный характер. Рассмотрим каждый из этих видов агрессии отдельно.

Индивидуальная сексуальная агрессия – это случаи сексуальных действий, совершенных подростком единолично с применением угрозы или физической силы.

Распространенность такого поведения оценивается разными исследователями по-разному. Согласно одним оценкам от 40 до 75% всех известных случаев изнасилований приходится на единоличные изнасилования во время свиданий[16]. По другим данным доля подростков, совершивших преступление в одиночку составляет 22,5% от общего числа половых деликтов несовершеннолетних[17]. Большинство сексуальных насильников — мальчики и только в 5% случаев насилие совершается девочками (девушками), преимущественно в отношении родственников или чужих детей, за которыми их наняли присматривать[18].

При классификации одиночных насильников предлагают разграничивать  лиц, совершивших сексуальную агрессию (sexual aggressor) и сексуально назойливых подростков (sexual molesters)[19]. К первым относятся лица, совершившие изнасилование и другие тяжкие половые преступления. Ко второй группе относятся менее агрессивные подростки (для них характерны сексуальные ласки, эксгибиционизм, приставания, телефонные звонки). В ряде случаев сексуальная назойливость может свидетельствовать о первых признаках сексуальной патологии. По данным опроса сексуальных насильников удалось выяснить, что около 40 % преступников начинали криминальную карьеру именно с непристойных телефонных звонков[20].      

 Американская женская ассоциация выделила несколько типов сексуальной назойливости наиболее часто осуществляемой в отношении девушек-подростков:

 

-      сексуальные замечания, шутки, жесты и взгляды;

-      сексуальные картинки, записки и рисунки на стенах;

-      сексуальные слухи о девочках (о том, что они лесбиянки, фригидны, неразборчивы и т.д.);

-      приставания и преследования;

-      касания, захваты и щипки;

-      задирание или сдергивание одежды;

-      блокирование сексуально-агрессивным приятелем;

-      принуждение к поцелуям или другим сексуальным действиям[21].

 

Классификация юных преступников на агрессоров и сексуально назойливых, тем не менее, не является общепринятой. Так, в «психологической энциклопедии Р. Корсини и А. Аэурбаха» правонарушения характерные для обеих групп сексуальных делинквентов объединены одной общей формулировкой - «насильственные действия мальчиков»[22] без каких-либо дополнительных градаций.

В научной литературе нередко указывают признаки, наиболее характерные для одиночных насильников. Перечислим их[23]:

         жертвами большинства молодых насильников становятся дети. Почти 66% пострадавших на момент совершения преступления не достигают 10 лет[24].

         первый сексуальный эксцесс насильника приходится на 13-14 лет. Возраст, однако, может варьироваться в сторону увеличения или уменьшения. В научной литературе описан случай изнасилования собственной матери 8-летним маль­чиком[25].  

         жертвами, вероятнее всего, становятся знакомые девушки, близкие или родные; реже незнакомые люди.  

         отмечается устойчивость в выборе пола жертвы. Меньшинство насильников характеризуются  жертвами обоих полов.

         сексуальные агрессоры наиболее часто используют силовые стратегии поведения. Они активно применяют угрозы и насилие. Сексуально назойливые подростки, напротив, используют ненасильственные формы поведения (обман, подкуп). Большинство совершенных ими нарушений могли быть охарактеризованы как принудительные, нежели силовые. При этом уровень социальной фрустрации в указанных группах заметно отличается. Сексуально назойливые подростки, как правило, застенчивы и социально изолированы. Они  испытывают чувство неполноценности, мужской несостоятельности, страх быть отвергнутым, гнев в отношении женщин, аберрантные эротические фантазии[26]. Сексуальные агрессоры, наоборот, менее изолированы, хотя, как принято считать, страдают от родительского пренебрежения. Агрессоры характеризуются антиобщественными установками. Согласно национальному молодежному обзору США (National Youth Survey) 92% сексуальных насильников сообщили, что ранее совершали  нападения на людей и преступления против собственности.

         Потребность в сексуальной агрессии может возникать в связи с желанием отомстить окружающим за пережитое прежде насилие. До 33% подростков, совершающих сексуальные преступления, сами в прошлом были жертвами сексуального насилия[27].

У большинства юных преступников наблюдаются акцентуации характера. Преимущественно это эпилептойдные, шизоидные и неустойчивые типы[28]. У многих нарушителей отмечаются признаки преждевременного полового созревания, сексуальной напряженности и повышенной агрессивности.

Виктимологический подход в классификации сексуально-агрессивных подростков был предложен Д. Хантером[29]. Он разделил насильников на две группы: подростки, нападающие на равных себе или взрослых и подростки, нападающие на детей. Рассмотрим характеристики данных групп в таблице 2 (по данным исследований Д. Хантера[30]).

 

подростки, нападающие на равных себе  или взрослых

подростки, нападающие на детей

нападают на женщин, случайных знакомых и незнакомых людей;

чаще домогаются лиц мужского пола. 50 % юных сексуальных насильников имеют, по крайней мере, одну жертву мужского пола. 40 % их жертв являются или родными братьями или другими родственниками;

сексуальные нападения, более вероятно будут совмещены с другими преступлениями (кража, грабеж);

нападения носят исключительно сексуальный характер;

высокий уровень агрессивности;

не используют насилие (для них характерны дача взяток, обманы, угрозы потерей отношений, использование дружеского расположения);

чаще всего в биографии преступников отмечается несексуальный криминальный анамнез;

отмечаются случаи психопатий, сексуального садизма, расстройства самооценки (чувство неполноценности, социальной некомпетентности);

часто используют оружие и причиняют жертве телесные повреждения;

неуспеваемость в школе 30-60%.

проблемы поведения (алкоголизация, токсикомания, девиантное поведение).

проблемы с  психической регуляцией, импульсивность, низкая адаптивность и тд.

Таб.2

Существуют и другие классификации индивидуальных насильников. В Массачуссецком исправительном центре, на основе анализа практического опыта, было предложено разделить всех насильников на четыре группы[31]: а) насильники, вымещающие агрессию, т.е. действующие особенно жестоко, агрессивно, демонстрируя при этом отсутствие сексуальных чувств. б) компенсаторный насильник, который совершает изнасилование в ответ на сильное сексуальное возбуждение, вызванное стимулами в окружении, часто весьма определенными (например, встреча с богатыми студентками колледжа). Его главный мотив состоит в том, чтобы доказать свою сексуальную состоятельность. в) сексуально агрессивные насильники – это преступники у которых сексуальные и агрессивные мотивы существуют примерно в равных пропорциях. Насилие над жертвой и причинение ей боли являются для такого насильника необходимым условием достижения сексуального возбуждения. г) импульсивный насильник. Он не демонстрирует выраженных сексуальных, ни агрессивных черт, а совершает изнасилование спонтанно, когда предоставляется возможность. Изнасилование обычно совершается в контексте другого преступления, например, ограбления или кражи.

Групповая сексуальная агрессия – это насильственные действия нескольких лиц.

При этом группа может состоять исключительно из несовершеннолетних, либо из взрослых, но с участием подростков. Достоверно известно, что частота психических отклонений и акцентуаций в группах насильников, в среднем ниже, чем у одиночных преступников[32]. Подобная статистика отмечается, несмотря даже на то, что групповые изнасилования обычно характеризуются большей жестокостью по отношению к жертве, чем одиночные. Жертвами групповых изнасилований могут стать несовершеннолетние, либо взрослые женщины, а иногда и пожилые люди. Участниками группового изнасилования, как правило, становятся подростки из одного района. Они хорошо знают друг друга по учебе, совместному досугу и зачастую совершают изнасилования недалеко от места проживания или мест, где проводят досуг[33]. Чаще всего численный состав групп варьируется от 3-ех до 5-ти человек[34].

Групповая сексуальная агрессия во многих случаях сопровождается практикой прерванного полового акта. Это связано с несколькими причинами[35]. Во-первых, так называемый принцип «быстрей-быстрей», когда при совершении полового акта подростка поторапливают другие участники изнасилования, желающие занять его место. Во-вторых, ситуационная обусловленность, приводящая к психогенному торможению эякуляции (поторапливание другими участниками, неподходящая обстановка, сопротивление жертвы). В-третьих, нередко изнасилование для подростка является первым в жизни половым сношением и важную роль в торможении эякуляции играет отсутствие сексуального опыта. Возможно, вследствие указанных причин беременность у жертв групповых изнасилований наступает сравнительно редко.

По своему составу группы насильников могут быть гомогенными (из лиц одного пола) и гетерогенными (из лиц разного пола). Девушки, как правило, входят в группу насильников в качестве подстрекателей, пособников, реже соисполнителей преступления. По данным профессора Г. Миньковского, девочки в качестве соисполнителей участвуют в десятой части всех преступлений, связанных с изнасилованием. В большинстве случаев они руководствуются мотивами мести, возникающими, в свою очередь, после совершенного над ними насилия[36]. Нередко девушки заманивают своих подруг и знакомых в подвалы, безлюдные места, подворотни, где подростки их насилуют.

Некоторые исследователи предпринимают попытки классификации групп насильников по особенностям поведения, специфике сексуальной агрессии. Так, предложено различать: а) специально возникшие для изнасилований группы; б) группы в которых изнасилование рассматривается в качестве «отдыха» от основной криминальной деятельности; в) несексуально-ориентированные группы, которые совершают изнасилования спонтанно и эпизодически; г) группы, в которых сексуальное насилие является нормативным и активно практикуется (например, в местах лишения свободы или группы подростков, использующие «общих» девушек)[37].

Сексуальная агрессия может приобретать различные формы. Рассмотрим несколько ее типов:

1.            По особенностям умысла:  ситуативная сексуальная агрессия, когда асоциальная группа несовершеннолетних совершает изнасилование в результате возникшей благоприятной ситуации. Жертвой может оказаться случайно встретившаяся в безлюдном месте женщина[38] или знакомая девушка. Отличительной чертой заранее спланированной сексуальной агрессии является то, что  изнасилование совершается подростками по предварительному сговору.

2.            По степени интенсивности насилия: брутальная сексуальная агрессия характеризуется особо циничным отношением к жертве, нанесением ей телесных повреждений, стремлением причинить моральный вред. Иногда такие изнасилования заканчиваются лишением жертвы жизни, над которой подростки глумятся, вырезая половые органы, молочные железы, заталкивают во влагалище инородные предметы (бутылки, палки и т.п.)[39]. Доктор юридических наук А. Дьяченко, выступая в октябре 1993 г. на конференции “Женщины, молодежь, насилие”, отметил, что три четверти изнасилований подростками сопровождаются дополнительными страданиями для пострадавшей: в 80 % случаев к жертве применялось физическое насилие, в 60 % - угроза убийства. Половина всех изнасилований сопровождается телесными повреждениями, четвертая часть приводит к дефлорации. Изнасилование может преследовать причинение морального вреда. Например, в Англии существует «happy slapping», своеобразное развлечение по правилам которого хулиганы и преступники записывают на мобильные телефоны свои преступления, а затем рассылают видеозаписи. Был зафиксирован случай, когда трое 14-летних подростков изнасиловали 11-летнюю девушку, сняли преступление на камеру мобильного телефона и отправили запись одноклассникам[40]. Жертва изнасилования, таким образом, стала известна широкому кругу лиц. Умеренная сексуальная агрессия ограничивается принуждением к половому акту и не влечет за собой тяжких физических последствий, смерти потерпевшей.

3.            По месту совершения преступления. Важным в данной классификации является установление места, которые было выбрано насильниками для совершения преступления. Например, изнасилование в квартире (с проникновением в квартиру). Установлено, что в квартирах несовершеннолетними совершается каждое третье изнасилование[41]. Типы изнасилований могут варьироваться в зависимости от объективной стороны правонарушения: изнасилование в автомобиле (car rape), в лифте, на лестничной площадке, на пляже, уличное изнасилование и проч. В зависимости от обстановки также различают изнасилование на свидании (date rape). В данную классификацию можно отнести и так называемые пенитенциарные изнасилования, т.е. произошедшие в местах лишения свободы. Явление это весьма распространенное. Согласно опубликованным исследованиям, инцидентность подростковой сексуальной агрессии в тюрьмах составляет примерно 10 случаев на 2000 человек, в то время как у взрослых отмечается 1 случай на 2000 человек. Тем не менее, авторы исследования считают, что причина подобных результатов может заключаться в том, что подростки-заключенные чаще жалуются тюремной администрации на сексуальное насилие, чем взрослые[42].

4.            По количеству эпизодов: одноактная сексуальная агрессия, т.е. деяние представляет собой разовый насильственный эпизод. Многоактная сексуальная агрессия является продолжаемым преступлением и складывается из ряда идентичных или сходных преступных актов. Так, был известен случай многоэпизодного изнасилования ребенка подростками, длившийся около 3-ех лет[43]. Практика сексуальных отношений участников подростковых групп с «общими девушками», в ряде случаев, также приобретает характер многоактной сексуальной агрессии. Это связано с тем, что девушек систематически принуждают вступать в половую связь со всеми участники группировки или любым из них. Право требовать девушку есть у каждого молодого человека. Если она попытается отказаться, то неизбежно будет подвергнута физическому и моральному насилию. Чаще всего подростки избивают девушек, иногда, желая унизить, испражняются на них и в качестве наказания подвергают сексуальным отношениям в извращенной форме[44]. Распространенные утверждения о том, что «общие девушки» сексуально неразборчивы и всегда готовы на любые половые сношения с подростками, не всегда справедливы. Якобы «добровольные» сексуальные отношения нередко навязаны угрозой применения силы, запугиванием девушек.

Многоактная сексуальная агрессия в основном характерна для групповых преступлений несовершеннолетних. Однако существуют исключения, когда серийным насильником оказывается подросток-одиночка. Например, в Японии был задержан 17-летний молодой человек. За год он совершил изнасилования 30 женщин  в возрасте от 19 до 32 лет[45]. На допросе подросток заявил: «каждый раз, когда я просматривал порнографические видеокассеты или сайты, у меня возникало непреодолимое желание овладеть женщиной». В Биробиджане 14-летний школьник был осужден за изнасилование двух женщин. Первоначально на допросах несовершеннолетний сексуальный маньяк признавался в 10 нападениях на женщин[46]. Подобные случаи отмечались в Нижнем Новгороде, Негеве (Израиль).

5.            По специфике полового акта: вагинальное, оронегенитальное, анальное изнасилование (в каждой социальной группе указанные виды полового контакта могут обозначаться особыми жаргонизмами. Например, различные формы оронегенитального взаимодействия в местах лишения свободы могут называться «парафин», «курение члена», «вафлерство». В подростковых группах оральный контакт обозначается словом «зихер» или более распространенной фразой «взять за щеку». Ситуация, когда потерпевшую обездвиживают и поочередно насилуют, получила название «пустить по кругу»).

6.            По особенностям мотивации можно обозначить изнасилования совершенные по эротическим и неэротическим мотивам. Эротические мотивы предполагают получение сексуального удовлетворения от изнасилования, наблюдения мучений жертвы. Неэротические мотивы разнообразны. Они могут быть связаны с необходимостью совершения изнасилования для вступления в молодежную группировку. Групповое изнасилование женской или мужской жертвы может быть своеобразной попыткой доказать себе и окружающим собственное «истинно мужское поведение», что возможно при латентных гомоэротических чувствах (латентном гомосек­суализме)[47]. Месть также может быть ведущим мотивом совершения изнасилования. Так, при изучении сексуального насилия в Кейптауне было установлено, что одним из наиболее жестоких способов наказания девушки за подозреваемую измену было групповое изнасилование друзьями её сексуального партнёра[48]. Иногда, говоря о сексуальной агрессии в отношении  «общих девушек» упоминают, что публичный и коллективный характер сексуального насилия над ними имеет своей целью фиксацию существующих гендерных иерархий в основе которых лежат мотивы самоутверждения. Отдельно необходимо упомянуть об этнических мотивах сексуальной агрессии. В данном случае жертва выбирается по этническому признаку и, как правило, является этнически чуждой группе насильников. Так, было отмечено несколько групповых изнасилований белых девушек ливанскими подростковыми бандами в Австралии[49]. Преступники, совершавшие такие нападения, объяснили свои мотивы в этнических терминах. Юных жертв во время унижения называли «австралийскими свиньями»[50]. Подобные случаи фиксируются в Австралии, Норвегии, Швеции и других Западных странах. По данным исследования изнасилованных университетских студенток Сан-Антонио (Мексика), было установлено, что в 11-16% уровень насилия имел зависимость от этнической принадлежно­сти. Высший уровень инсцедентности изнасилования в Сан-Антонио приходился на этнически «белых» жертв[51]. Во Франции также регистрируются случаи, когда дети иммигрантов из мусульманских стран насилуют француженок, а французские подростки - их сестер[52]. При этом, не желательно рассматривать межрасовые изнасилования как исключительно мятежный и повстанческий акт. Конфликтная интерпретация межрасовых изнасилований была обосновано поставлена под сомнение в ряде научных работ под редакцией Э.Кливера, Р. Сэмпсона и других[53].

Перечисленные классификации изнасилований не являются исчерпывающими. Существуют иные подходы к типологии данного явления. Некоторые исследователи, например, усматривают инцестное изнасилование или изнасилование жертвы, находящейся в состоянии естественного, наркотического, гипнотического сна[54].

Иногда сексуальное насилие подростков может быть не связано с совершением полового акта. Известны случаи, когда подростки, стремясь причинить своим жертвам моральный вред, принуждали их к совершению публичных сексуальных манипуляций. Так, группа несовершеннолетних, при помощи угроз и давления, понудили мальчика из младших классов публично мастурбировать на улице позади школы, в которой все они учились[55].

Ю. Антонян и А. Ткаченко в качестве основных характерологических черт юных насильников выделяют следующие[56]:

         грубость, жестокость, цинизм, эгоизм, отсутствие чувства стыда, потребительское отношение к окружающим;

         крайний примитивизм во взглядах на взаимоотношение полов, сведение их к совокуплению, как к физиологическому акту;

         взгляд на женщину, как на низшее существо, орудие для получения полового наслаждения;

         отсутствие сострадания к женщине, способности сопереживать ей;

         отсутствие субъективных преград на пути к достижению полового удовлетворения, что часто расценивается как элемент «ультрасовременности».

 

Антецеденты сексуальной агрессии.

 

Антецеденты – это предпосылки какого-либо явления, в данном случае, сексуальной агрессии. Перечислим наиболее распространенные антецендеты сексуального насилия.

Во-первых, социо-культурные факторы. К ним относятся упрощенные, стереотипные представления подростков о взаимоотношении полов. В подростковой среде складывается вульгарная модель сексуальной культуры, которая отражает диспозицию полов. Так, у молодежи Латинской Америки эти взаимоотношения выражаются понятиями «machos» (настоящий мужчина) и «sluts» – «потаскушки» (сучки), в России «пацаны» и «долбежки» (дыры). В такой модели сексуальной культуры увековечено гетеросексуаль­ное мужское преобладание и культ сексуального насилия[57].

Этические представления, бытующие у молодежи, также играют немаловажную роль в агрессивном сексуальном поведении. Социолог Х. Лагранж, приводит примеры, когда анальный способ изнасилования избирался подростками в связи с тем, что в некоторых бандах считалось важным «уважать девственность». Поэтому девушек насиловали в извращенной форме. В российских молодежных бандах девушка, вступившая с молодым человеком в оральные половые отношения, считается «грязной». Этот безусловно важный этический аспект половых взаимоотношений может привести к тому, что девушка будет изнасилована. Факт оральных сношений может быть использован другими подростками для принуждения к групповому сексу. Один из членов молодежной группировки описал вариант склонения девушки к половым сношениям, так называемой «разводки»: «Это вариант развода бабы на еблю: Этап 1 - развод на минет. Этап 2 - приходят пацаны, говорят, что ты мол, башка, давай и у нас отсасывай. Этап 3 - постепенно все это произрастает в вагинальный контакт»[58].

Сексуальные мифы и сексуальная некомпетентность подростков порой оказывают значительное влияние на генез изнасилования. Типичным примером сексуальной мифологии являются ошибочные представления о том, что каждая девушка «желает быть изнасилованной», «испытывает удовольствие от жестокости» и проч. Сексуальная неграмотность может приводить к рискованному сексуальному поведению, при котором вполне возможны проявления сексуальной агрессии. 

Во-вторых, внешние детерминанты сексуальной агрессии к которым относят влияние порнографии, солнечной активности, употребления алкоголя, а также влияние поведения самой жертвы. Единой точки зрения относительно достоверности внешних детерминант не существует. Порнография, например, считается фактором способствующим совершению сексуальных преступлений, но, вместе с тем, статистика не всегда подтверждает указанные выводы. Так, в Японии был снят запрет на распространение порнографии, после чего количество подростковых изнасилований за 25 лет с 1972 г. по 1995 г. снизилось почти в 2 раза. Тем не менее, указанные цифры, ни в коем случае не должны оправдывать распространение порнографии.

Изменения солнечной активности коррелирует с сексуальной агрессией. Так, снижение мужской сексуальности связывается с уменьшением солнечной активности, что особенно наблюдается осенью[59]. А количество изнасилований повсеместно резко увеличивается летом, независимо от основных сезонных возможностей для сексуального контакта даже на территориях с постоянно тёплым климатом[60].

Употребление алкоголя и наркотиков принято считать одной из наиболее существенных причин изнасилования. Существуют исследования, согласно которым 2/3 мужчин, изнасиловавших своих подруг, объясняли подобные нападения чрезмерным пьянством[61]. Согласно данным Израильского центра по оказанию помощи жертвам сексуального насилия, половина изнасилований, совершенных подростками в возрасте от 14 до 20 лет, была совершена под воздействием алкоголя или наркотиков. Результаты исследования В. В. Вандышева показывают, что особую роль в механизме изнасилования играет нахождение лица во время причинения вреда в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. В таком состоянии совершается 3 из 4-х изнасилований[62]. Несмотря на приведенные данные, указанный подход аргументировано называют «заблуждением»[63], поскольку алкоголь и наркотики сами по себе не вызывают агрессии и не формируют сексуально-агрессивной мотивации.

Виктимное поведение жертв изнасилования некоторые исследователи относят к его причинам, полагая, что сексуальная агрессия нередко провоцируется самой жертвой. Подобное представление о природе сексуальной агрессии уже было квалифицировано как ложное в ряде работ западных психологов[64]. С нашей точки зрения, виктимизация жертвы все-таки является одним из условий возникновения сексуального насилия, хотя и не самым значимым.  

 

Заключение.

 

Итак, сексуальная агрессия несовершеннолетних является распространенным явлением. Многообразие мотивации и форм сексуальной агрессии не позволяет сделать однозначных выводов о ее природе. Разные исследователи связывают проявления полового насилия с различными факторами. Так, З. Старович отмечает существенное криминогенное значение подростковой гиперсексуальности в практике совершаемых изнасилований. Д. Соутол обращает внимание на педагогическую запущенность насильников, проявляющуюся в отсутствии воспитания или ошибках в воспитании. В. Васильев указывает на распространенность среди юных насильников различных типов акцентуаций, агрессивных тенденций и выраженную несбалансированность нервных процессов. По данным Р. Корсини и А. Ауэрбаха, напротив, подростки, совершившие половые преступления мало чем отличаются от подростков совершивших другие категории преступлений. В исследованиях с применением MMPI и теста Роршаха почти не обнаружено различий между этими двумя группами. Согласно общему утвердившемуся мнению различных исследователей, подростки-насильники чаще всего не являются патологическими личностями.

Все сказанное дает основание утверждать о том, что подростковая сексуальная агрессия, в большинстве случаев, не является следствием психической патологии. Корни и направленность сексуальной агрессии, в первую очередь, необходимо искать в социально-экономических и культурных условиях развития патриархального общества. Безусловным остается лишь одно. Ранняя сексуальная инициация, в том числе и с приобретением насильственного опыта, может негативно отразиться на дальнейших отношениях подростка с лицами противоположного пола.

 


Список литературы

[1] Крэйхи Б. Социальная психология агрессии. – С.П.: «Питер», 2003, с.226

[2] Там же, с. 226

[3] Bartol C.R. Criminal behavior: a psychosocial approach. Upper Saddle River, New Jersey, 2002, p.348

[4] Гельдер М., Гэт Д., Мейо Р. Оксфордское руководство по психиатрии. – К: «Сфера», 1999, с. 352

[5] Блэкборн Р.Психология криминального поведения. – С.П.: «Питер», 2004, с.342

[6] Каждый третий ребенок в 10 лет имеет половую связь// Интернет-газета «Резонанс» от 18.01.2006 г.

[7] Оганян Р. Темная сторона любви. - С.П.: «Олма-Пресс», 2001, с. 95

[8]Темнюк Д.Д.  Порнология или пенис в ножнах закона. В 3 т. – М: «Русский лимузин», 2005, т.2, с.256

[9] Корсини Р., Ауэрбах А. Психологическая энциклопедия. – С.П.: «Питер», 2003, с. 780            

[10] Корсини Р., Ауэрбах А. Психологическая энциклопедия. – С.П.: «Питер», 2003, с. 780           

[11] Кон И.С. Подростковая сексуальность на пороге 21 века. – М: «Феникс», 2001, с.147

[12] Омельченко Е. Жертвы и/или насильники. Феномены подростковой сексуальности в фокусе западных теоретических дискурсов.

[13] Литва за неделю. Источник: www.regnum.ru/news/261269.html

[14] Кон И.С. Подростковая сексуальность на пороге 21 века. – М: «Феникс», 2001, с.147

                    [15] Синельников А. Выученные уроки: подростки и проблема насилия в семье. Сборник

                            «Обыкновенное Зло: исследования насилия в семье»// Под ред. Здравомысловой М., УРСС, 2003 г.

[16] Синельников А. Выученные уроки: подростки и проблема насилия в семье. Сборник «Обыкновенное Зло: исследования насилия в семье»// Под ред. Здравомысловой М., УРСС, 2003 г.

[17] Васильев В.Л. Юридическая психология.- С.П.: «Питер», 2000, с.391

[18] Корсини Р., Ауэрбах А. Психологическая энциклопедия. – С.П.: «Питер», 2003, с. 780           

[19] Weinrott, M.R. (1996, June). Juvenile Sexual Aggression: A Critical Review. (CSPV-005). Boulder, CO: Center for the Study and Prevention of Violence, Institute of Behavioral Science, University of Colorado.

[20] Светолова Е. Телефонное право садиста.// Совершенно секретно, 2000, № 8

[21] Сексуальное насилие – мифы и реальность// Тематический информационный  Бюллетень № 2 Кризисного центра «Шанс», октябрь-январь 2001-2002 г.

[22] Корсини Р., Ауэрбах А. Психологическая энциклопедия. – С.П.: «Питер», 2003, с. 780           

[23] Weinrott, M.R. (1996, June). Juvenile Sexual Aggression: A Critical Review. (CSPV-005). Boulder, CO: Center for the Study and Prevention of Violence, Institute of Behavioral Science, University of Colorado.

[24] Корсини Р., Ауэрбах А. Психологическая энциклопедия. – С.П.: «Питер», 2003, с. 780           

[25] Arroyo W., Eth S., Pynoos R. Sexual assault of a mother by her preadolescent son // Am. J. Psychiatry. - 1984. - Sep. - Vol.141, N 9. - P.1107-1108.

[26] Корсини Р., Ауэрбах А. Психологическая энциклопедия. – С.П.: «Питер», 2003, с. 781           

[27]Пережогин Л.О. Социальный облик лиц, совершивших сексуальные правонарушения.
Профилактика сексуальных правонарушений//Источник: www.otrok.ru/medbook/listpsy/socobl.htm

[28] Васильев В.Л. Юридическая психология.- С.П.: «Питер», 2000, с.391

[29] Hunter John A., Ph.D. Understanding Juvenile Sex Offenders:  Research Findings and Guidelines for Effective Management and Treatment © 2000

[30] Hunter John A., Ph.D. Understanding Juvenile Sex Offenders:  Research Findings and Guidelines for Effective Management and Treatment © 2000

[31] Бартол К. Психология криминального поведения. –С.П.: «Прайм-Еврознак», 2004, с.241

[32] Васильев В.Л. Юридическая психология.- С.П.: «Питер», 2000, с.391

                     [33]Сингербаев А.И. Расследование изнасилований// Библиотека Поволжской академии 
                            государственной службы им. Столыпина П.А., 2002 г. 

[34] Бебнева Т.Н. Сексуальное насилие и вопросы контрацепции.// Гинекология, том 4, № 1, 2002 г.

[35] Старович З. Судебная сексология. –М: «Юридическая литература», 1991, с.107

[36] Ерохина Л.Д. Социологический анализ роста проституции и трэффика на российском дальнем востоке (на материалах Приморского и Хабаровского регионов)// «Права женщины в России», №1(11), 2001.

[37] Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М: «Ось-89», 2001,с.262-264

[38] Пирожков В.Ф. Криминальная психология. – М: «Ось-89», 2001,с.264

[39] Сингербаев А.И. Расследование изнасилований// Библиотека Поволжской академии государственной службы им. Столыпина П.А., 2002 г.

[40] Петрова У. Британские подростки насилуют с помощью мобильных телефонов// «Утро» № 169 (1933) от 18.06.2005 г.

[41]Шаталова М.Н. Преступность несовершеннолетних// Юридические науки: уголовное право и криминология. Источник: http://www.rusnauka.com/Pravo/62.html

[42]Подростки-заключенные //Media International Group news.com от 31.07.2005 г.

[43]Тушова А. «Подростки три года насиловали первоклашку»// Комсомольская правда, от 12.02.2004 г.

[44]Салагаев А.Л., Шашкин А.В. «Развод» по Казански: Гендерные особенности виктимизации девушек членами молодежных преступных группировок// «Мальчики и девочки: реалии социализации. Сборник статей». - Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2004. - 373 с. - С. 104-118.

[45] Юного насильника наконец-то удалось обезвредить// Mainichi

[46] Егоров С. Школьник, насиловавший женщин, сел на 7 лет// Газета.ru от 05.02.2002 г.

[47]Дерягин Г.Б., Сидоров П.И., Соловьев А.Г. Транскультуральные аспекты сексуального насилия//Российский психиатрический журнал. - 2003. - №2. - С. 74-80.

[48] The Masculinities Reader. Edited by Stephen M. Whitehead and Frank J. Barrett. Chapter 7. Katharine Wood and Rachel Jewkes. Violence, rape, and sexual coercion: everyday love in a South African Township. Polity Press 2001, UK. 133-140//Реферативный перевод с английского Калининой О.В.

[49] Хроника погромов: обыкновенный расизм// Петербургский Час Пик        

[50] Лапкин Ш. Мусульманское сексуальное насилие в странах Запада// Front page magazine от 2006-01-04.

[51]Дерягин Г.Б., Сидоров П.И., Соловьев А.Г. Транскультуральные аспекты сексуального насилия//Российский психиатрический журнал. - 2003. - №2. - С. 74-80

[52]Банды подростков во Франции пристрастились к групповым изнасилованиям// Источник: http://www.federalpost.ru/out/issue_13071.html        

[53] Scott J. South, Richarad B. Felson. The Racial Patterning of Rape //Social Forces. Vol. 69. N. 1. Sept

[54] Старович З. Судебная сексология. – М: «Юридическая литература», 1991, с. 108

[55] Дети и насилие// Тематический информационный  Бюллетень № 3 Кризисного центра «Шанс», декабрь 2002 г.

[56] Антонян Ю. М., Ткаченко А. А. Сексуальные преступления. - М.: Амальтея, 1993. - 320 с.

[57]Дерягин Г.Б., Сидоров П.И., Соловьев А.Г. Транскультуральные аспекты сексуального насилия//Российский психиатрический журнал. - 2003. - №2. - С. 74-80.

[58] Салагаев А.Л., Шашкин А.В. «Развод» по Казански: Гендерные особенности виктимизации девушек членами молодежных преступных группировок// «Мальчики и девочки: реалии социализации. Сборник статей». - Екатеринбург: Изд-во Уральского ун-та, 2004. - 373 с. - С. 104-118.

[59]Дерягин Г.Б., Сидоров П.И., Соловьев А.Г. Транскультуральные аспекты сексуального насилия//Российский психиатрический журнал. - 2003. - №2. - С. 74-80.

[60]Дерягин Г.Б., Сидоров П.И., Соловьев А.Г. Транскультуральные аспекты сексуального насилия//Российский психиатрический журнал. - 2003. - №2. - С. 74-80.

[61] Бартол К. Психология криминального поведения. – С.П.: «Прайм-Еврознак», 2004, с.239

[62] Криминология: Учебник для юридических вузов /Под ред. В. Н. Бурлакова, с. 281.

[63] Бартол К. Психология криминального поведения. – С.П.: «Прайм-Еврознак», 2004, с.239

[64] Там же, с.240

 

Наверх
Публикации
Гостевая книга
Рекомендуемые ссылки

© 2022, Дмитрий Жмуров